st 500

Статья была написана в связи с проведением смотра-конкурса «Золотая капитель» в 2003 году. По заказу Ольги Макаровой. Опубликована в журнале "Проект Сибирь", №15 (2003).

 

На сайт я ее решил разместить по причине того, что тема статьи – оценка и критика архитектурных произведений. Оценка является одной из частей концепта, а также метаконцепта наряду с опытом, образно-воспринимаемой и понятийной частями.

***

Нужны ли смотры конкурсы?

Да.

Зачем нужны смотры-конкурсы?

По-видимому, это способ активизации отдельных архитекторов со стороны архитектурно-профессионального сообщества. По-видимому, одобрение, поощрение со стороны профессионального сообщества для личности важно. По-видимому, наглядно фиксируются шаги профессионального успеха.

Смотр-конкурс может быть успешным?

Может быть, а может и не быть.

От чего это зависит?

Естественно от многого, но, прежде всего от справедливости оценки. Собственно размышления вызваны превратностями процедуры оценки.

Итак.

Гамбургский счет или простейшая ситуация оценки. Самая простая ситуация - два архитектора высказывают оценочные суждения о произведениях друг друга. Усложненная, но столь же простая ситуация – не два, а 10 участников конкурса высказывают оценочные суждения о проектах друг друга. Такая процедура подкупает своей кажущейся бесхитростностью.

Каковы хитрости?

Одна из них. «Кукушка хвалит петуха, поскольку хвалит он кукушку». Или наоборот. Участники якобы критического гамбургского счета удовлетворяют свои садо-мазохисткие интересы. В этом случае каждый получит свое, но только от оценки это далеко. Возможен и несколько иной случай. Каждый участник остался при своих интересах, это говорит о том, что участники «гамбургского счета» просто болтали. Соответственно каждая сторона получила или не получила удовольствие от общения, но от оценки это тоже далеко. В большом «гамбургере» возможен сговор одной хитрой части счета против другой бесхитростной части счета.

Если каждому из участков гамбургского счета удалось остаться первобытно бесхитростным, то в результате взаимной критики смысловая система архитекторов может претерпеть изменения.

Частичная специализация процедуры оценки. Одни участвуют в конкурсе. Другие показывают в какую сторону надо идти. Это один из способов преодолеть недостатки гамбургского счета.

Кто должен участвовать, а кто должен показывать куда идти?

Смена ролей. Не участвующие в конкурсе в этом году оценивают ныне участвующих в конкурсе. Участвующие в конкурсе прошлого года оценивают ныне участвующих. На следующий год роли могут поменяться. Отстранение во времени может быть усилено географическим отстранением. Коллегу-судью можно пригласить из другого города, региона, страны. По-видимому, возможны и другие способы отстранения от прямой заинтересованности.

Показывать куда надо идти должны руководители разного рода. Иногда они даже умеют это делать. Например, руководители мастерских, кафедр, председатели, какого ни будь союза, какой ни будь академии, какие ни будь главные архитекторы. Правда жюри в этом случае превращается в производственное совещание, а архитектура в мегамастерскую с единым мегаруководителем. Единственная незадача. Архитекторы, дизайнеры не хотят ходить строем. Генерал от архитектуры выстроить может только непосредственно заинтересованных в нем. В их пользу и будет оценивать.

Показывать куда надо идти должны те, которым кажется, что они знают, куда надо идти. Как правило, это персоны энергичные, активные, мечтательные, с весьма развитым воображением. Правда, посылать они могут «туда, не зная куда» и просить принести «то, не зная что». Но это уже издержки критического производства, без которых довольно сложно обойтись.

В результате специализированной критики смысловая система архитекторов участвующих в смотре может трансформироваться позитивно или негативно относительно целевой системы «временного критика».

Профессионализация процедуры оценки. Профессиональные критики - люди, зарабатывающие на жизнь тем, что пишут всевозможные рецензии, обзоры, отклики в журналы, газеты. Как правило «приписаны» трудовой книжкой к редакциям таковых журналов или газет. Эта ситуация когда критик кроме критики уже ничем другим не занимается. Это положительное, на мой взгляд, качество профессионального критика, нередко ставится ему в вину.

«Ничего не делает, а только критикует!!!».

Позвольте. А критика, разве не дело? Если критик на этом зарабатывает, то пусть отрабатывает. Исправно справляет свое дело.

Почему профессионализация критики положительное качество?

У профессионального критика гораздо большая степень отстранения от непосредственного процесса проектирования. Как раз не заинтересованности добиваются при формировании любых жюри. Профессионального критика сложно выстроить даже генералу от архитектуры. Хотя бы потому что ему не надо идти согласовывать проект. Он их просто не делает. Не надо заискивать перед руководителем для получения выгодного заказа. Прокормить себя он может критическим делом. Своим делом.

Развитое профессиональное состояние критики можно наблюдать не во всех отраслях деятельности. В российской архитектуре критика не достигла такого состояния. Но в последнее десятилетие это политическое дело сдвинулось с мертвой точки. Профессиональные критики начинают появляться вместе с возникновением архитектурной и дизайнерской прессы сейчас уже не только в Москве, но и в Новосибирске, а также в других российских городах.

Это нормально. Это даже хорошо. По крайней мере, в сторону наемных критиков, критиков работающих за деньги необходимо двигаться. Во всех иных случаях «вольнонаемные критики» будут работать в пользу своей «другой жизни» той, где они зарабатывают, в пользу той сферы, в которой у них есть эгоистический интерес.

А альтруизм?

Не надежное это дело.

Для начала совершенствования профессиональной критики необходима некоторая критическая масса. Критики должны конкурировать между собой. В процессе конкуренции должна совершенствоваться актуальная смысловая система создаваемая критиками. Вслед за ней будут совершенствоваться цели практикующих архитекторов, соответственно будет развиваться архитектура. Естественно у критиков должна быть обратная связь с профессией, например в виде рейтинга критиков, рейтинга журналов, в которых они публикуются и т. п.

Что есть критика. Критика - это, прежде всего оценка. Функции оценки - обоснование исходной цели; средство контроля промежуточных результатов; средство трансформации, уточнения, развития исходной цели; средство сопоставления фактических результатов с намеченной целью и т. п. Или проще. Критика – это выявление «того, что такое хорошо» и «того, что такое плохо».

Тривиально?!

Сознательное преследование архитектурным сообществом того «что такое плохо» есть самоубийство и это уже не тривиально для людей связавших свою жизнь с архитектурной профессией. По поводу самоубийства оценщики, как правило, не спорят, они едины в мнениях. А вот по поводу того, в какую сторону должна разворачиваться профессиональная жизнь или по поводу того «что такое хорошо» между оценщиками ведутся ожесточенные дебаты, кипят страсти отнюдь не шуточные, отнюдь не тривиальные.

Экскурс в историю критики. Исторически первые формы критики были положительными. Для примера можно взять «Жизнеописания…» Вазари. Жизнеописания возникали из собрания похвальных надписей. У Вазари положительные отзывы имеют имя, а отрицательные, как правило, анонимны. Они скрываются за фразами «есть художники, которые …» или «некоторые художники …». Суждения, основанные только на отрицательных оценках – это порождение 18 и 19 века. Это одно из проявлений доминирующего революционного, нигилистического, индустриального отношения к миру. С этого времени и до сих пор критику определяют как отрицательную оценку. Правда советская и постсоветская действительность из индустриальности в постиндустриальность еще не перешла.

Мнение – наиболее распространенная и простая форма оценки. Мнение – это оценочное суждение, которое архитектор способен выносить непосредственно на основе потребностей, чувств, опыта. Наиболее простое мнение формулируется в виде «нравится – не нравится», «нужно – не нужно», «хорошо – плохо», «красиво – не красиво». Иногда такие мнения называют, «оценкой со своей колокольни», «каждый кулик свое болото хвалит» и т. п.

Оценка и особенно мнение всегда субъективно. Субъективность является основанием для сомнения в мнении эксперта. У архитектора возникает несогласие с оценкой. У оценщика соответственно возникает «несогласие по поводу несогласия архитектора». Оценщику приходится усиливать мнение. Непосредственное мнение может быть усилено несколькими способами. В частности.

Эксперт должен превратиться в дегустатора, или в своеобразный живой камертон, специально настроенный на оценку. В этом случае оценка зависит от квалификации эксперта, от признания окружением его «вкусовых дегустационных» заслуг. Мнение может быть усовершенствовано. Для этого устраиваются соревнования «экспертов-дегустаторов».

Аргументация мнения. Чувствуя ущербность непосредственного мнения, эксперты пытаются усилить его другими суждениями доказывающими справедливость или истинность, или необходимость учета высказанного мнения. В этом случае качество мнения зависимо от процедуры аргументации. Вырожденный случай - мнение тонет в аргументации, его заболтали.

Профессиональный эталон. Одна из форм усиления мнения – это замена индивидуального мнения на коллективное мнение. Произведение оценивается несколькими экспертами. В этом случае считается, что мнение одного эксперта – это плохо, а мнение многих экспертов это хорошо. Довольно спорное, но устойчивое убеждение. Возможно это следствие инстинкта самосохранения популяции.

Сложности экспертной оценки. Коллективное мнение экспертной комиссией весьма зависит от квалификации экспертов, равномерности их квалификационного подбора, согласованности их работы, но особенно зависит от процедуры сведения индивидуальных мнений к общему. Нечеткость процедуры сведения частных мнений в общее причина существования лжеэкспертных жюри. Мнение лидера выдается за мнение коллектива. «Мы посоветовались и я решил». Реально мнение коллектива игнорируется. Другой случай. Свое мнение трусливо прикрывается якобы мнением коллектива. Реально мнение коллектива вновь игнорируется. Фрагменты таких действий можно усмотреть и в смотре-конкурсе «Золотая капитель».

Жаль, конечно.

Специфика коллективного мнения. Направлено оно на выделение эталона. Причем, чем жюри больше по численности, тем эталон определяется более точно. В качестве такового выбирают не-плохое произведение.

Почему не-плохое?

С ним начинают сравнивать все остальные. Хуже делать нельзя. Лучше сделать можно и нужно. Специально оставляется запас для дерзаний. Как правило, эталон принадлежит массовой культуре. Но в любой профессиональной сфере деньги на жизнь зарабатываются именно на масс-культуре. Профессия отличается от любительства тем, что оказывается типичный набор профессиональных услуг и за деньги. Эталон это своеобразная «десятка» профессиональной мишени, в которую необходимо попасть и попадать. Для успешности жизни профессии и жизни в профессии это важно. Иногда искомый эталон называют словом «профессионализм».

Патентная или инновационная оценка. Всеобщее профессиональное однообразие попадания в «десятку» рано или поздно вызывает протест внутри профессии. Начинает формироваться, так называемая, элит-культура. Элит-культура - способ обновления профессии, всегда антипод масс-культуры. Это понимают даже генералы от архитектуры. Иногда.

Эталоном элит-культуру измерить нельзя, также как метром нельзя измерить время. Элит-культуру можно оценить только патентным способом. Чем исторически глубже патентный поиск, тем лучше. Опасности патентной оценки заключаются в том, что невиданная до этого цель автоматически не означает развития профессиональной жизни. Невиданное может оказаться вирусом, который приведет к нежелательным мутациям, к упадку профессии. Поэтому разумная осторожность с новизной необходима.

Критериальная оценка. Оценка осуществляется, как ни странно, при участии людей. Из-за негативных переживаний связанных с субъективностью по отношению друг к другу, возникает дерзкая идея устранения людей от оценки. Или, идея сведения процедуры оценки к минимальному участию людей. Например, как при считывании показателя с электросчетчика. Такая процедура не всегда возможна, особенно в архитектуре, дизайне, но все-таки в профессии постепенно увеличивается число критериев, с которыми действительно можно работать и которые действительно являются таковыми.

Критерий - это суждение о свойстве или о свойствах, приведенных к измеряемому виду. Численное значение свойства называется показателем свойства или показателем качества произведения. Посредством сравнения показателей происходит выбор лучшего или более нужного.

Практически все прагматические свойства произведений могут быть критериями. Более того, многие прагматические свойства можно измерить или выразить в численном виде. В этом случае существует некоторое затруднение, в подборе критериев, но это не проблема. В архитектуре, дизайне, градостроительстве существует проблема измерения художественных свойств. Суть проблемы выражается следующими вопросами.

Можно ли измерить душу? Можно ли измерить единство души и мира?

Ниже приведены некоторые примеры показателей, которые применяются для оценки разных произведений, связанных с той или иной стороной души. Смысл таких показателей произведения - “число душ”, которым произведение необходимо.

Для художественных фильмов, литературы, эстрадной песни, рассчитанных на широкую публику, существуют показатели – «кассовый сбор», «общий тираж», который тоже можно выразить в рублях, в долларах. Число прихожан в церкви или “число душ”, для которых христианство является значимым явлением. «Число ссылок» на научную книгу. Тираж учебника. Число подражаний художественному произведению.

Как быть с элит-культурой? Конечно, элитарный фильм рассчитан на высокую подготовку зрителя, на зрителя, который готов трудиться при просмотре, а не расслабляться, как это происходит в случае с сериальным боевиком или мелодрамой. Показателем в этом случае является “число душ готовых серьезно трудиться”, просматривая фильм или читая книгу, вникая в архитектурное произведение.

Ну, как?

Вы еще считаете оценку, критику, смотры тривиальным и простым делом?

***

Послесловие

Планировалось написание второй статьи «А судьи кто? Эпизод 2». Более того я уже подготовил все необходимые исходные материалы по анализу результатов оценочных действий членов жюри.

В ней предполагал дать типологию судей.

***

В оценке конкурса архитектурных проектов принимали участие 25 оценщиков.

По результатам анализа выявились пять типов судей (критиков, оценщиков):

• Пацефисты (6 оценщиков).

• Сверх-пацифисты (1 оценщик).

• Умеренные (10 оценщиков).

• «Экстремисты» (7 оценщиков)

• Сверх-экстремисты (1 оценщик).

Пацифисты восторженно воспринимают мир, в том числе конкурс и проекты, представленные на конкурс. При оценке проектов выставляют максимальные оценки 9 - 10 по десятибалльной шкале.

«Экстремисты» - условное название, из-за неимения лучшего. Их общий настрой - «архитектуры нет», в том числе на этом конкурсе. А поэтому от них было подавляющее большинство низких оценок 1 – 5 по десятибалльной системе.

Умеренные старались усмотреть и положительные и отрицательные стороны проектов, поэтому в шкале оценок они занимали серединную зону 5 – 8 балов по десятибалльной шкале.

***

Далее предполагалось проанализировать архитектурные проекты, их качества, через призму оценок вышеуказанных типов оценщиков.

***

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев и вопросов. Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.
Регистрация находится на главной странице, "кликнуть" по трем полоскам вверху слева.

Яндекс.Метрика